Действительно, почему не разгоняют блокаду, если, по словам министра Авакова, на это нужно пять минут? Скорее всего потому, что, заявляя о неблаговидных целях инициаторов, которые якобы зарабатывают себе политический капитал, власти на самом деле используют ситуацию для решения собственных проблем, которые давно существуют и решить которые самостоятельно не представлялось возможности.

Прежде всего хотелось бы ответить тем, кто обвиняет Семенченко, Парасюка и других руководителей блокады в самопиаре.

Не надо забывать о том, что любая политическая акция, любая массовая демонстрация может быть не только полезна обществу в целом, но и еще кому-то выгодна. Лидеры массовых акций приобретают известность, а при некоторых обстоятельствах даже становятся руководителями государства, как Лех Валенса в Польше. Так что обвинения в погоне за популярностью продиктованы завистью тех, кто не может себе позволить подобный способ завоевания политических зачетных очков, либо слишком малодушен и труслив. И то, что Парасюк уже во второй раз становится центральной фигурой знакового события (пусть даже и не самостоятельной на этот раз, как нам намекают) – не случайность и многое говорит о его личности. Что же до Семенченко, то некоторые вообще считали его креатурой Авакова.

Опомнившаяся наконец вялая «Самопомощь» пожелала оседлать волну, когда нужный момент был уже упущен, и демонстрация солидарности с блокадой популярности этой силе не прибавит, разве что прибавит акции некую дополнительную респектабельность.

Похоже, что Президент, как опытный и волевой политический игрок, использует блокаду в своих целях. Во-первых, блокада существенно ослабит позиции Ахметова, а может и вообще привести к последующей перезагрузке системы власти и влияния в Донбассе. Объективно БПП и лично Президент заинтересованы в ослаблении позиций осколков Партии регионов в случае возвращения оккупированных территорий под контроль Украины. Ведь тогда не придется договариваться, а можно будет диктовать условия. Если рассматривать ситуацию с точки зрения исторических аналогий, то донбасские толстосумы – это некий современный вариант феодалов, противостоящих центральной власти. Союзником центральной власти в ослаблении феодалов традиционно выступала политически и экономически активная часть общества. Выгодно ли украинскому обществу в целом ослабление политического и экономического влияния Ахметова – вопрос риторический. В данной ситуации интересы президентской команды и общества совпадают. А что до возможных потерь, то диверсификацию поставок энергоносителей нужно было начинать еще в конце 2014 года, когда стало ясно, что быстро закончить войну не удастся. Так что потери эти – полностью на совести президентской команды.

Война без потерь не бывает, и лучше предвидеть эти потери и принять меры для их уменьшения.

Возможные потери от поступления налогов легко перекрыть взысканием долгов за коммуналку, которые превышают в сумме все налоги с оккупированных территорий. Кроме того, давно пора перестать платить пенсии «мертвым душам» и откомандированным эмиссарам, которые приезжают из ОРДиЛО с десятками чужих пенсионных карточек для снятия денег. Тут все просто – прекратить зарегистрированным на территории ОРДиЛО пенсионерам перечислять деньги на карточки и выдавать их по предъявлении удостоверения личности. Тем более, что наверняка значительные средства родственники получают за умерших, поскольку надлежащая регистрация смертей на этих территориях в Украине не производится. Я уж не говорю о манипуляциях королей украинской металлургии с ценами на экспортируемый металл, прокат и трубы. Наведите тут порядок – глядишь, и деньги в бюджете появятся.

Можно сколько угодно называть участников блокады марионетками, но это не изменит тот факт, что армия стала источником политических фигур. Старые кадры КПУ уходят на покой в силу биологических законов. Им на смену пришли марионетки олигархов – беспринципные карьеристы и молодые активные богачи типа Хомутынника. «Грантоеды», на которых общество возлагало столько надежд, ушли в гламур и в имитацию внешнеполитической активности, яркий пример бессилия которой – демонстрация пробитого пулями флага, вызвавшая очередную глубокую озабоченность Запада.

Несмотря на первоначальные громкие заявления про вред блокады и угрозы отключения света и тепла, власти не решились применить в отношении участников блокады силовые методы. И это показательно.

Раздражать подобными действиями рядовой – а в значительной мере и офицерский – состав армии в условиях войны равносильно политическому самоубийству. А то, что нельзя запретить, надо возглавить. Поэтому срочно меняется официальная риторика и провозглашаются возможные выгоды от организации блокады уже в государственном масштабе.

Выгоды от блокады очевидны. Руководство террористических псевдореспублик утратит контроль над денежными потоками, и поступления в карманы верхушки террористов резко сократятся. Останется «зарплата» от России и распил российских же дотаций, а также относительно небольшие поступления от контрабанды угля в Россию, куда придется его продавать по демпинговым ценам. Захарченко и Плотницкий лично, скорее всего, останутся лояльны и управляемы, а вот масса мелкого террористического начальства, которое кормится за счет поборов и контрабанды угля в Украину, будет недовольна и утратит личную заинтересованность в борьбе с «бандеровцами».

Исчезнет источник дохода многих рядовых «ополченцев». Карман – это самый чувствительный орган солдат удачи. Что до доходов, которые Россия якобы получит от «национализации» предприятий на территории ОРДиЛО, то для получения этих доходов продукцию надо выпустить (из украинского сырья) и продать. Что в условиях санкций нереально.

Так что не спешите подсчитывать возможные убытки Украины от остановки «гигантов донбасской индустрии».

София Украинцева, блогер

Сподобалась новина? Розкажи про це друзям!