Про одно жалею – надо было тогда снять фильм. И возможность была, но идеи тогда не было. А позже уже не было возможности.

Сергей Гайдай

Про одно жалею – надо было тогда снять фильм. И возможность была, но идеи тогда не было. А позже уже не было возможности

Это была короткая и яркая избирательная кампания летом 2002 на юге Винничины. Вся, как хорошо продуманный фильм. Триллер и приключение. Где враг – власть. Власть у нас всегда – враг. Ничего в Украине за 15 лет не изменилось. И мы тогда, конечно, были против власти. И наш кандидат “хороший парень” – настоящий человек – из той Украины, в которую все мы влюблены. Микола Одайник – человек случайно вернувшийся в свое родное умирающее село Яланец. Поднял умирающий совхоз. И за два года превратил Яланец в маленький рай. Куда жители соседних сел стали просится на ПМЖ.

8.jpg

А наш противник “плохой парень”, из той Украины, которую мы все ненавидим – хрякоподобный Мельник. Ректор налоговой академии. Тоже, кстати – Микола. А за его спиной – Азаров. И Кучма. И армия местных чиновников и чиновничков со штабом в кабинете губернатора.

И мы, как наглые и бесшабашные партизаны вели свою войну против армии оккупантов за душу избирателей, – как будто бы снимали остросюжетный фильм. И враг всегда не знал, чего от нас ожидать на следующем повороте сценария – на следующем ходу. А ходов у нас было много. И в апогее – Ющенко приехавший в гости к Миколе в его село. Тогда Ющенко был по настоящему всенародным любимцем. И провинциальные городки, где на встречу с Ющенко, едущим в гости к Одайнику, собирались все жители. Именно все – без преувеличения. Представляете себе какие у нас молодых политтехнологов были возможности – вызвать на подмогу из Киева целого Ющенко? И еще 40 народных депутатов из “Нашей Украины” – защищать избирательные участки от фальсификаций.
А саунтреком к этому, не снятому фильму, я бы выбрал музыку и скрипки Бреговича. Потому, что пейзажами у нас бы были, как в фильмах Кустурицы: южные степи украинского Приднестровья. Край козацких сел с циганской, молдавско-балканской атмосферой.

Мы конечно выиграли тогда. И проиграли – после. И Одайник стал депутатом Рады в команде Ющенко. Но жил Микола во власти тяжело и конфликтно. Для него это был сплошной стресс и разочарование. Это мы теперь то знаем, что дракон живет не только в лагере врага. Сбежал Одайник из Рады в родное село и из украинской политики черед два созыва. Увы хеппи-энда не получилось.

17 марта не стало Миколи Одайника. Сердце. Очень жаль. Похоронили, как и положено – в Яланце. Ощущение окончательно и давно завершившегося романтического периода украинской политики. Война с системой теперь идет на совсем других этажах

Сподобалась новина? Розкажи про це друзям!